Мефодий Буслаев. Тайна валькирий

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мефодий Буслаев. Тайна валькирий » Настоящее » Начальницаа, регистрацию не продлите? |5, 6|


Начальницаа, регистрацию не продлите? |5, 6|

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Название эпизода:
Начальницаа, регистрацию не продлите?

Номер квеста:
5
Основное место действия:
Русская резиденция мрака

Время действия, погода:
30 мая, суббота.
Вечер, безоблачно, тепло.
Участники:
Хезер, Прасковья, Хадор

Краткое описание:

Все в наших руках, поэтому их нельзя опускать.
Коко Шанель

Нет ничего лучше, чем порадоваться, став начальником. Вдвойне приятно, если старый начальник не справлялся со своими обязанностями, или, еще лучше, был зафутболен в Чикаго собирать бананы. Так вот, радость Хезер была такая, будто Зигги Пуфса раскритиковало начальство, послав в тундру помогать комиссионерам заново себя вылепливать. На самом  же деле у Зигги, конечно, был выговор за потерю боевого тела, которое теперь ходит за мамой Прасковьей и просит "се-нить шладкое", но его всего лишь перевели начальником в Америку. Зато Хезер, как инициативную работницу повысили до начальника всей русской канцелярии! То-то ей было радости.
Но, вот новоиспеченная начальница уходит с совещания, с надеждой "наконец-то" навести порядок. А в канцелярии только Аида с Прасковьей, да длиннющие очереди комиссионеров. Аиду за стол секретаря садить не стоит, а вот Прасковья...  Кто знает, может в бывшей повелительницы мрака хороший работник пропадает?

Мрак превратился в сплошную канцелярщину. На то, чтобы зарегистрировать смерть учителя Хадора ушло более двух дней! Бедный парень таскался по начальникам, подписал кучу бумажек и к концу недели совсем выдохся. Пока начальника не было, в Астрахани заправлял его старший брат. Наконец, осталась самая малость - всего лишь назначение нового главы. Преисполненный надежд, страж мрака телепортируется в Русскую резиденцию мрака, в надежде на окончание своих путешествий, где попадает под горячие объятия нового главы...
Хезер быстро смекает, что молодой страж, да еще и с братом, могут довольно хорошо помочь в её планах по перестройке Русской резиденции. Не обращая внимания на бумаги, которые бедный Хадор без надежды совал ей, Хэз отправляет в Астрахань старого канцеляриста, Хадору же с братом приходится перевестись в Московский отдел.

Хадор

Внешность: У него овальное лицо, губы тонкие, а нос средний. Глаза черные, взгляд проницательный, словно он изучает своего собеседника. Волосы черные, коротко пострижены. На лице присутствует небольшая "растительность" в виде щетины. Он носит черную рубашку, того же цвета брюки и туфли. Поверх рубашки носит темно-синюю куртку. На шеи висит цепочка с дархом, которая скрыта под рубашкой.
С собой: Дарх, кинжал и ртутный меч
Настроение/Здоровье: Настроение нормальное, со здоровьем все в порядке

0

2

Словно бы несколько часов назад тут не сидела на диванчике Аида, попивая медовуху, и не строила Баклажана Гип, нарекая его новой валькирией – тишина и покой царили в русской резиденции мрака. Хэз подумала, что это ненадолго – пройдет совсем немного времени, и сюда польется поток эйдосов и лопухоидов, желающих их отдать.
Отправив Максимилиана на его новое рабочее место, Хэз вошла в кабинет начальника не как проситель – как хозяйка.  Здесь все следовало изменить, исправить – сделать так, чтобы работалось комфортно. Она теперь была ответственным лицом, представителем власти. Поставив свои пожитки посреди кабинета, она вернулась в приемную и уставилась на дверь, задумчиво кусая губу:
– Как думаешь, табличка нужна?
Макс, уже освоившийся на новом месте, меланхолично раскладывал бумажки по стопочкам в зависимости от формата. На ее вопрос он поднял голову – глаза за толстыми стеклами растерянно моргнули – и медленно кивнул.
– Вот и я думаю! Табличка это же хорошо, да? И нужно. Ну сам посуди, придет к нам, кхм-кхм, клиент и захочет на аудиенцию ко мне – а таблички нет! Он же без таблички не поймет, куда идти – еще, чего доброго, в туалет забредет. Туалеты, кстати, сделаем там, у лестницы – чтоб не на виду. Без туалетов нельзя – мы ж людей обслуживаем. Это суккубам да комиссионерам по барабану, а людям  - нет. Еще, чего доброго, подумают, что мы их не уважаем – и не понесут свои эйдосы к нам! Людям, Максенька, надо внушить, что они для нас, тьфу-тьфу, свет в окошке – это психология, можешь мне поверить!
Максимилиан издал тяжелый вздох – говорливость Хэз его явно утомляла. Сама она на это внимание не сильно обратила, продолжая рассуждать:
– Так вот, табличка… Что там написать? Хезер? Нет, не то, ой не то. Фамилия нужна, а то будут непонятки, вопросы, разговоры… А должность? Может так…
Она взмахнула рукой, и на двери появилась деревянная табличка с тисненными буквами: «Амура Психеевна Юнг-Фрейд, директор».
– Так хорошо, как считаешь? Директор – он и в Африке директор! Опять же, фамилия необычная – людям нужно думать, что с ними работает специалист мирового уровня! Психология, Максенька, она самая, на ней вся наша контора и держится.
Разложив стопки по росту, Максимилиан потер переносицу и обреченно произнес:
– Опять ремонт?
– Не опять, а снова! – отрезала Хэз, любуясь табличкой. – Косметический! Так, по мелочам пройдемся. А еще нужно электронную очередь сделать – так будет быстрее, а время, как известно – деньги. То есть эйдосы.
Еще немного походив по новой вотчине, Хэз посмотрела на часы и скомандовала:
– Тухломона мне! Немедля! И Прасковью тоже, но ее можно и где-то через минут сорок.
Тухломон явился спустя полторы минуты – растрепанный и зашуганный, словно за ним гнались светлые. Хэз к тому моменту сидела в бывшем кресле Пуффса и игралась с дархом – тот, пульсируя,  скакал по ее ладони, словно радуясь вместе с хозяйкой.
– Тухломо-о-оша!.. – протянула Хэз, увидев комиссионера, и села в кресле ровно, хитро улыбаясь. – Тухломоша, давно не виделись, старичок! Как жизнь? Я тут давеча в детском мире была, купила тебе набор пластилина с блестками – огламуривайся, старичок, будь в тренде!
Кинув упаковку пластилина Тухломону, Хэз указала пальчиком на кресло перед столом и защебетала:
– Я теперь, друг ты мой податливый, начальница,  – по лицу комиссионера прошла рябь. – Знаешь, что это значит?
– Зарплата больше? – фыркнул Тухломон, усевшись в кресло. Олопухоидился старичок, грустно подумала Хэз.
– И она тоже. Знаешь, как лопухоиды говорят? Новый начальник – новые порядки. Сечешь?
– Секу. – В редкие моменты серьезности Тухломон был крайне понятливым собеседником.
– Вот и хорошо. Передай своим пластилиновым дружкам (да и нашим двуличным суккубикам тоже!), что теперь любой эйдос, который не дойдет до кассы и осядет в чьем-то дырявом кармане, будет караться лишней дыркой в теле воришки. Не всякую дырку можно пластилином залепить, Тухломоша, ой не всякую… Оно ведь, знаешь, как бывает – был комиссионер да весь вышел!
Лицо Тухломона зарябило еще сильнее, и он вскочил, сжимая в лапках упаковку пластилина:
– Принял к сведению, товарищ начальник! Будет донесено до каждого пластилинового уха!
Такой реакции Хэз сама порадовалась – молодец, Тухломон, не стал лебезить, увиливать и зубы ей заговаривать. Оставалось надеяться, что он действительно принял к сведению новую информацию.
– Иди, Тухломоша, работай. Эйдосов еще поле непаханое!
Отправив комиссионера восвояси, Хэз растянулась в кресле и под нос пропела лопухоидную песенку про Прасковью из Подмосковья. Одной проблемой меньше, теперь нужно бы разобраться со второй, более крупной и своенравной.

+1

3

Праша появилась в приемной в свойственной для наследницы Мрака манере: вот закрутился над пестрым полом небольшой красновато-фиолетовый водоворот, стремительно набирающий силу и перерастающий в некое подобие воронки или торнадо(тут уж у кого на что фантазии хватит); вот медленно забрезжили внутри воронки тусклые очертания силуэта, словно невидимый художник мягким карандашом набрасывал первые линии для будущей фигуры;  наконец, воронка, попутно втягивая в себя некстати оказавшиеся в радиусе полуметра предметы, начинала приобретать стеклянный блеск, а по ее краям змеились темные трещины, после чего этот самодельный портал обычно разлетался на тысячи невесомых осколков, которые тут же растворялись в воздухе, оставляя легкий запах серы и жженого сахара. Вся эта феерия укладывалась в девять-десять секунд и завершалась появлением Прасковьи.
Еще находясь в коконе собственноручно сотворенного портала, Прасковья чутким слухом уловила в воздухе свое имя. Конечно, нечего необычного в этом не было, было бы странно если бы здесь обсуждали не её, а тётю Зину из четвертой квартиры, вот только Прашу несколько обескуражило что ее имя срифмовали с каким-то там "Подмосковьем", да еще и в завершении подвели итог, что мол эта самая Прасковья имеет привычку плакать за занавесками.
Вспылив, Праша, уже выходя из воронки портала, пригвоздила к потолку два близстоящих стула, которые увязли спинками в навесном потолке. Скрестив руки на груди и недовольно скривив губы, по неведомому случаю не накрашенные алой помадой, ее высочество уставилась на расположившуюся в кресле стражницу.

0

4

Услышав шум телепортации, Хезер оторвалась от напевания и лениво перевела взгляд  на портал с Прасковьей. От ее излишнего пафоса у Хэз всегда начинала болеть голова – как ребенок, ей богу. Приличные стражи из своего появления не устраивают новомодных перфомансов.
– Ну привет, Прашенька. Ты присаживайся, присаживайся. Кофе хочешь? Чай? Чего покрепче? Хотя нет, покрепче тебе нельзя, не доросла еще.
Гостевое кресло, противно скрипя ножками по паркету, придвинулось прямо к коленям Прасковьи и призывно подтолкнуло ее сзади, как бы намекая на то, что она может сесть. Хэз в это время усиленно подбирала слова, чтобы разговор с Прасковьей не закончился маленьким апокалипсисом.
Прасковью она, как ни крути, любила (насколько это слово вообще уместно для стража мрака). Она помнила ее еще сопливым младенцем, пачкающим важные документы шоколадом. Как один из немногочисленных стражей женского пола, Хэз следила за тем, чтобы юная воспитанница Лигула не убилась раньше времени, и пыталась даже одарить девочку подобием материнской ласки (насколько это вообще было возможно для стража мрака). Да только как ни крути, а из жигулей кабриолет не получится – так и из стража мрака воспитатель будет никудышным.
Распахнув окно и дверь, чтобы проветрить помещение от серного запаха, Хэз привстала над столом и крикнула так, что стеклянные дверцы шкафов задребезжали:
–Макс! Принеси нам чаю, да с пирожными!
Макс не заставил себя ждать, и появился в кабинете тот час, держа в руках поднос с пирожными, заварочным чайником, чашками и сахарницей. Флегматично посмотрев на Прасковью, он поставил поднос на стол, и, повернувшись на каблуках, вышел. Хэз показалось, что он едва слышно хмыкнул, и надеялась, что ей это действительно показалось.
– Прашенька, ты пей чаек, солнышко ты наше мрачное. У меня к тебе будет очень важный разговор, так что ты пей, и слушай, ферштейн?

0

5

Узнав Хезер, Праша мгновенно успокоилась. Будь на месте стражницы кто-нибудь из мелочевки - его бы уже придавило к потолку тем самым креслом, на котором он имел несчастье сидеть, а так...
- Ну привет, Прашенька. Ты присаживайся, присаживайся. Кофе хочешь? Чай? Чего покрепче? Хотя нет, покрепче тебе нельзя, не доросла еще.
Наследница фыркнула. Не доросла! Да когда это стало Мраку не все равно, кто из желающих употреблять "чего покрепче" дорос до определенных возрастных рамок?! Впрочем, пригвоздить в раздражении к потолку очередной предмет мебели Праше не дали - сзади ее под колени ткнул край чего-то мягкого. Невольно пошатнувшись, Прасковья упала в глубокое кожаное кресло с потертыми подлокотниками.
Вздохнув, наследница Мрака подобрала под себя босые ноги с черными о грязи пятками и уставилась на Хезер, подперев подбородок тощей, бледной ручонкой.
"Чаю, черного с бергамотом, три ложки сахара без горочки, в маленькой чашке"- мрачно подумала она, прекрасно зная, что для стражей Мрака уровня Хезер не составит труда прочесть ее мысли... если, конечно, сама Праша этого захочет. 
Спустя несколько минут на столике высилась ограда из чашек, сахарницы и заварочного чайника, принесенная Максом. Праша взглядом извлекла из чайника нужное количества чая и переместила себе в чашку - нагло отнятые у Мошкина навыки управления водой и прочими жидкостями она уже давно применяла ежедневно и повсеместно. А вот сахар пришлось насыпать вручную. 
Прашенька, ты пей чаек, солнышко ты наше мрачное. У меня к тебе будет очень важный разговор, так что ты пей, и слушай, ферштейн?
Прасковья кивнула и стала задумчиво отколупывать от заварного пирожного еще теплую шоколадную глазурь. "Очень важные разговоры" ее занимали мало, но раз Хезер так хочется потрепаться на некую важную для нее тему - на здоровье.

+1

6

– Прашенька, пирожные нужно не колупать, а кушать, – насмешливо-поучительным тоном произнесла Хэз и налила себе чаю. Кабинет наконец проветрился, и она прикрыла окно, обеспечив в помещение доступ «свежего» московского воздуха.
– Ты знаешь, Прашенька, меня твой, хм, опекун, сегодня обрадовал!Скорее, он обрадовал моих недоброжелателей, но это уже несущественные мелочи. – Назначил главой русского отдела. Скажем так, мне это весьма польстило.
Ложка сама, противно позвякивая о стенки чашки, стала размешивать сахар. Хэз, прищурив яркие голубые глаза, внимательно смотрела на лицо Прасковьи, пытаясь угадать ее реакцию. Ничего, даже не моргнула. Лезть к лигуловской воспитаннице в голову без ее одобрения Хезер не рисковала.
– Знаешь, быть начальником очень сложно, – Хэз протянула к Прасковье руки с идеальным маникюром и затрепетала пальцами. – Сложно держать в этих хрупких ручках весь этот пластилиновый сброд! Нет, я конечно не жалуюсь на Макса, он замечательный помощник! Но, согласись, Прашенька, что трое – лучше, чем двое. Так ведь?
Резко отдернув руки, Хэз с милейшей сладкой улыбкой постучала ногтями по столешнице:
– Ты ведь понимаешь, о чем я?
Надо ей вместо Ромасюсика выделить комиссионера. А то фиг поймешь, ферштейн она или нихт ферштейн.

0

7

Прасковья, проигнорировав замечание Хез о эксплуатации пирожных в быту, ссыпала кусочки глазури себе на ладошку и слизнула тонким язычком, покрытым нездоровым желтоватым налетом. Слопав самое вкусное, она принялась за собственно пирожное, краем уха продолжая слушать стражницу.
- Ты знаешь, Прашенька, меня твой, хм, опекун, сегодня обрадовал!  Назначил главой русского отдела. Скажем так, мне это весьма польстило. 
Прасковья на миг оторвала взгляд светло-голубых, отливающих серебристым глаз от созерцания надкусанного пирожного и безразлично кивнула Хезер.
"Хм, однако...Хезер - начальница русского отдела Мрака... нет, конечно, после Арея и Пуфса это еще ничего себе так заявление... однако, дядюшка нашел кого назначить... хорошо, что хоть не Сын Большого Крокодила, а то я бы ему устроила..."- мельком подумала Праша, совершенно не заботясь о том, сможет ли Хезер прочитать ее мысли.
- Знаешь, быть начальником очень сложно. Сложно держать в этих хрупких ручках весь этот пластилиновый сброд! Нет, я конечно не жалуюсь на Макса, он замечательный помощник! Но, согласись, Прашенька, что трое – лучше, чем двое. Так ведь? 
Праша с прежним безразличием осмотрела трепещущие, ухоженные ручки Хезер и вновь кивнула. В ее голову забрела мысль, что новая начальница была назначена не спроста. В конце концов, есть немало дел, с которыми ограниченный и зашуганный Пуфс не справится, а вот Хезер - запросто. Почему бы дядюшке даже не дать стражнице задание, связанное с самой Прасковьей? Он знает, что Праше глубоко неприятен Пуфс и она в жизни не станет не то что слушать его, но и даже просто прислушиваться. Другое дело - Хезер...
"Ну и что это на это раз за интрига? Очередная смена власти? Попытка достать моего Мефа при помощи новых игроков? Или не Мефа, а меня? И куда делся ЭТОТ? Не хватало только, что бы он приперся за моим Зигей".   
- Ты ведь понимаешь, о чем я?
Прасковья фыркнула и взмахом руки извлекла из жалобно звякнувшего чайника, в котором некогда заваривала каркадэ с мышьяком одна пожилая вдова министра, жидкий, трепещущий клубок чая. Клубок переливался всеми цветами оранжевого и коричневого, а когда Праша, приподняв ладонь повыше, растопырила пальцы, выстроились нестройным рядом блестящих чайных букв.
Ты чтО, хоЧешь что бЫ я помОгаЛа вам ставиТь штАмпЫ на суКкубОв?

0

8

Наконец, мучительная неделя бюрократии прошла. Честно признаться, она уже надоело Хадору. К счастью хоть Сашка этим не занимался, иначе он давно сорвался и побил кого-нибудь из канцеляристов, а там и до проблем недалеко. "Блин, ненавижу эту дурацкую возню с бумагами. Приходиться бегать от одного начальника к другому. Надеюсь, этот мой поход последний," - такие мысли пронеслись в голове у брюнета. Сейчас его направили к начальнице русской резиденции мрака, которая находиться в Москве, а точнее в Дмитровке 13. Телепортировавшись в столицу России, мужчина направился по нужному адресу, однако пока он шел, то задумался о своем. "Интересно, что будет дальше все-таки? Кто станет новым начальником Астраханского филиала после гибели учителя? Это действительно загадка и над ней стоит поразмыслить. Хотя нет смысла гадать, все зависит от начальницы русского отдела мрака," - подумал Артем и вздохнул. Наконец, мужчина дошел туда, куда ему надо, а именно на Дмитровку 13. Открыв дверь, он зашел в приемную, где увидел двух девушек. Их он узнал сразу же. Одна из них была Прасковьей, воспитанницей Лигула, уж кто её в лицо то не знает? А вторая начальница русского отдела мрака, уж грех совсем не знать начальство по имени и в лицо. Вообще мужчина думал, что застанет здесь Пуфса, которого Артем мягко говоря не очень любит, хоть и были слухи, что этого канцеляриста послали далеко и надолго и на его место назначили Хезер. Его удивлению не было предела, но внешне страж этого не выдавал. С бумагами в руках и артефактами в ножнах, Хадор подошел к ним.
- Приветствую вас, - обратился страж мрака к двум особам, а затем повернулся к Хезер.
- Мне было сказано придти к вам и вручить эти бумаги, - спокойным тоном сказал мужчина, протягивая начальнице бумаги, с которыми он неделю бегал за начальниками канцелярий. Там еще было написано о том, что в Астраханский филиал требуется новый начальник.

Отредактировано Хадор (2013-06-23 16:25:51)

0

9

Проследив путь чайных букв, Хэз потерла переносицу и хмыкнула:
– Ну почему сразу штампы? Пусть суккубов штампуют сами суккубы. Или кто-то из канцеляристов. Не могу же я позволить тебе своими нежными ручками пачкаться об этих гадиков, Прашенька!
Оттопырив мизинчик, Хезер отпила чаю из своей чашечки и продолжила:
– Макс, конечно, замечательный. Рожден для бумажной работы, я бы сказала. – Издав гаденький смешок, Хэз мысленно порадовалась, что у помощника нет привычки читать ее мысли. В противном случае она бы потом получила за подобные выражения. – Но у него, Прашенька, есть куда более замечательный талант – вся эта пластилиновая шушера его боится, как огня. Умеет он их строить, у меня так не получается!
По правде, все у Хэз получалось, но ей зачастую было искренне лень возиться с суккубами и комиссионерами. Макс же не противился, наоборот, поощрял подобное. Хезер иногда думала, что ему доставляет крайнее удовольствие гонять тартарскую шваль. А если ему это нравится, то зачем лишать его такой радости?
– И вот что я подумала, Прасковья… Согласись, было бы не честно на бедного Макса сгрузить и документацию, и весь этот пластилиновый балаган!а еще нас с тобой нянчить, и неизвестно кого в большей степени. – И к чему я, собственно, веду…
Договорить Хэз не успела – дверь в кабинет отворилась, и к ним зашел высокий коротко стриженый парень лет так 25-ти на вид.  Кажется, она даже видела его когда-то, но особо не запомнила. То, что он проскользнул мимо Максимилиана, Хезер очень удивило. Встав на ноги, она насупила брови и рявкнула:
– Не видно, что ли, что у нас совещание? Стучать мама не учила?
Выдернув папку с документами из рук вошедшего, она выдохнула и позвала помощника:
– Макс, займи гостя чем нибудь, пока мы с Прасковьей не закончили! Только без рукоприкладства, а то потом сам убирать будешь.
«Какое рукоприкладство, ты о чем? Напою, обогрею, обласкаю по высшему разряду, ты же знаешь!»
Обласкивать не нужно, ты просто чаем напои. И без самодеятельности!

Макс кивнул, легонько, но настойчиво взял гостя за локоток и подтолкнул к выходу из кабинета, улыбаясь подобно Чеширскому коту. Когда за ними закрылась дверь, Хэз откинулась на спинку кресла и устало потерла переносицу:
– У этой «молодой гвардии» никаких манер! Так о чем я? Ах да… Прасковья, мне нужно, чтобы ты занялась документацией. Ты девочка способная, справишься, я уверена. Так ведь?

0

10

"Как же, будут суккубы друг друга штамповать. Этим гадам только волю дай, сожрут регистрацию соседа, что бы конкурентов меньше было..."- краем сознания подумала Праша, возвращая блудный чай в чайник.
- Макс, конечно, замечательный. Рожден для бумажной работы, я бы сказала.- тем временем продолжала Хез, изредка поглядываю на Прасковью. – Но у него, Прашенька, есть куда более замечательный талант – вся эта пластилиновая шушера его боится, как огня. Умеет он их строить, у меня так не получается!
"Что ж, строить пластилиновую дрянь - не самая сложная работа, но, пардон, не моего уровня"- капризно подумала наследница Мрака, начиная ногтями сдирать глазурь со второго пирожного. Комиссионеры и суккубы были для нее грязью, не заслуживающей внимания. Даже если бы какой-нибудь комиссионеришка приносил лично ей по сотне эйдосов в день, Праша бы и персонально к нему не сменила гнев на милость. Она по определению презирала все, что уступало ей в мощи.
И вот что я подумала, Прасковья… Согласись, было бы не честно на бедного Макса сгрузить и документацию, и весь этот пластилиновый балаган!
"Очень даже честно. Он работник Канцелярии - вот пусть и работает..."
Нормально сформулировать мысленное послание Праше не дали, впрочем, и саму Хез оборвали на полуслове. Дверь отворилась и на пороге возник молодой страж Мрака, своим внешним видом особого трепета не внушающий. Скосив на него глаза, раздосадованная, что ее "перебили" Праша автоматически растрезвонила на несколько частей стоящий на столе пластиковый стакан для ручек.
- Приветствую вас.- выдал недавно вошедший, обращаясь не то к самой Праше, не то к Хезер.- Мне было сказано придти к вам и вручить эти бумаги .- в руках стража действительно была папка с какой-то документацией.
  Раздраженно фыркнув, Прасковья быстро коснулась взглядом чайной поверхности в своей чашке и спустя миг в воздухе зазмеились три жидкие буквы: кто?
На более развернутый вопрос Праше не хватило энтузиазма и жидкого материала.
Впрочем, Хез явно не была сильно рада пришедшему.
Не видно, что ли, что у нас совещание? Стучать мама не учила? Макс, займи гостя чем нибудь, пока мы с Прасковьей не закончили!- сердито выдернув "бумаги" из рук стража, начальница русского отдела Мрака на несколько секунд замолкла.
"С Максиком своим болтает"- сообразила Прасковья, откидываясь на спинку кресла и испытующе глядя на молодого стража. "Максик", получив рекомендации касательно гостя, уже подхватил того до руку и настойчиво уводил в сторону выхода.
- У этой «молодой гвардии» никаких манер!- пожаловалась Хез, когда за Мксом и стражем закрылась дверь.-  Так о чем я? Ах да… Прасковья, мне нужно, чтобы ты занялась документацией. Ты девочка способная, справишься, я уверена. Так ведь?
Несколько секунд Праша молчала, все так же косясь на дверь. Потом оторвала взгляд от выхода и брезгливо потыкала пальцем в перенесенную гостем папку.
- Вэтыыым?!- невнятно промычала она. Работа с документацией казалась ей чем-то не в меру скучным, лишенным желанного огонька. Впрочем, переводить рефераты Мефу немногим веселее.
Не особо заботясь о том, сколько стоит чайник, Праша расколола его на две половинки и, вновь вынув из недр клубок переливающейся жидкости, вывела уже более аккуратную фразу:
А что мне за это будет? 

0

11

Судя по всему, Прасковью предложение поработать на добровольных началах документоводом не вдохновило. Хэз, отчасти, понимала ее отсутствие энтузиазма – кому захочется в шестнадцать лет сидеть над исписанными бумажками? Хэз бы точно не захотелось.
– Да-да, Прашенька, вот этим.  Документы порядок любят, а кому порядок обеспечивать в наше нелегкое время? Только ответственным и умным девочкам, как мы с тобой.
Что, не нравится в бумажках ковыряться? Радовалась бы, что не кофе таскать да комиссионеров от столов отдирать заставляю. Улита вон этим занималась и не жаловалась. Эх, испортило тебя, Праша, тартарское воспитание!
Чайник раскололся надвое, и над столом заплясали ровные золотисто-коричневые буквы. Хмыкнув, Хэз постучала ноготками по столешнице и дернула подбородком:
– Что захочешь, то и будет. В пределах разумного, конечно. Хотя пределы – понятие растяжимое. – Мирового господства и Мефодьку в придачу не обещаю, а вот что-то скромнее – попробуем организовать.
Легким, небрежным жестом собрав в кучку останки чайника и его содержимое, Хезер дернула рукой и все вылетело в открытое окно, аккурат на тротуар Большой Дмитровки. Хэз и не ожидала, что с Прасковьей договориться будет легко.
– Знаешь,  энное количество тысяч лет назад, когда тебя еще в проекте не было, меня как-то тоже усадили за бумажную работу. По тем временам, между прочим, канцеляристов любили еще меньше, чем сейчас. Знаешь, как обидно было после лука и стрел браться за свитки и чернила? Да только моего желания никто не спрашивал, и начальство тогда сменилось, – на этих слова Хэз мысленно показала Лигулу язык и еще парочку неприличных комбинаций из пальцев. – И знаешь что? Мне эти бумажкокопания пошли на пользу. По крайней мере, не смени я тогда оружие на бумажки, кокнули бы меня наши златокрылые недрузья в самое ближайшее время. Тяжелое время тогда было, Прашенька, ни дня без стычки!
Почесав переносицу, Хэз встала с кресла и, став у окна, рассеяно стала в него глядеть.
–Это я к чему… В бумажках тоже иногда полезно ковыряться. Я пока это делала, светленькие пришибли парочку важных шишек в верхушке Канцелярии, а там осталось только подсуетиться да занять тепленькое местечко.
Отогнав нахлынувшие воспоминания, Хэз подошла к Прасковье и с важным видом закончила:
– А мораль сей басни такова: если прилежно исполнять то, о чем тебя просят другие, то можно неплохо устроиться в этом бренном мире. Сечешь, Прашенька?
На взгляд Хэз, мораль была слабовата и сыровата, но у нее всегда с этим было излишне туго. Вернувшись в свое кресло, она еще раз глянула на Прасковью:
– Ну, так что ты скажешь?

0


Вы здесь » Мефодий Буслаев. Тайна валькирий » Настоящее » Начальницаа, регистрацию не продлите? |5, 6|


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC